zeftera.ru.

Безнадежная линия кино на Берлинале

Берлинале приближается к концу. А в самом состязании — очевидного лидера всё ещё нет.

Среди победителей критиков пока определены иллюстрация братьев Тавиани «Кесарь должен скончаться» и кинофильм Данте Мендозы «Заложник». Предполагаем, что за остальные фестивальные дни в совместном потоке картин будет что-то в особенности любопытное, что-нибудь, что можно было бы представить Мероприятием. А пока кино на Берлинале показывает весьма безнадежную линию, которую надо обозначить сейчас.

Похоже, отборщики Берлинского МКФ преднамеренно скомпоновали фестивальные кинофильмы так, чтобы перед созерцателем вырезалась определённая классическая зависимость, приводящая к значительному, в том числе для создателей кинофильмов, обобщению. Если в 2-ух словах выразить данный месседж, то он прозвучит практически так: в нашем сегодняшнем мире жизнь человека, даже большинства людей — не составит особого труда. Герои многих картин без проблем распоряжаются посторонними судьбами, или разламывают и убивают их в случае нужды.

 Это непрямо сопряжено с работой заслуженных братьев Тавиани, так как их герои — рецидивисты, убившие не одну жертву. И с кинофильмом Мендозы, где бандиты безжалостно глумиться над заложниками. И во внеконкурсной картинке «Страшно оглушительно и невыносимо вблизи» и фактичной ленте «Революционер вынужденно» находится такая же идея. Не вспоминая о свежих кинофильмах отечественных кинематографистов — Алексея Мизгирёва и Андрея Грязева.

Неуважение к нашей жизни пробирает всё последнее столетие, с явной напористостью подтверждают нам режиссёры. Действие «Цветов битвы» Чжана Имоу происходит в японском городке Нанкин, где развертывается реальная резня, боевая трагедия Анджелины Джоли «В концу мёи крови» изобилует сценами изнасилований. Различные кратковременные времена, различные части света — повсюду одно и то же.

 Японский состязательный кинофильм «Равнина светлого оленя» о революции (Bai lu yuan) чем-нибудь напоминает российскую иллюстрацию «Жила-была одна бабушка» Андрея Смирнова — в двух лентах даже находится одинаковая подмостки потопа, несущая маленький резон. Нравственность такая: какой бы ни была власть, люди в ней, в большинстве случаев, себя ведут как животные, готовые уничтожить даже близкого человека, если того требуют их основы.

И в картинах далёких от боевых и новаторских потрясений выслеживается такая же идея — героиня индонезийского режиссёра Эдвина «Открытки из зоопарка» (Kebun binatang) влюбляется в фокусника, лишь она для него ничего не означает, он её кидает, а она является путаной, которую все применяют. В кинофильме Кристиана Петцольда «Барбара» над героиней глумиться германские спецслужбы, а все другие, зажатые ужасом, страшатся ей помочь.

В «Стальной леди» отношение Маргарет Тэтчер к массам представлено как сущность всех трагедий ХХ столетия. Для Тэтчер не имеет значение то, что тыс людей в стране установлены за черту выживания. Стачки и теракты сотрясают Англию, однако женщина-премьер в точности знает, как верно. Она уничтожает восстания, развязывает битвы и на смертном одре не колеблется в собственной правде. Вместо сожаления она беседует с фантомом собственного достаточно давно погибшего супруга и говорит афоризмы у СМИ. Мэрил Стрип ярко отыгрывает собственную роль: её Маргарет Тэтчер не стальная леди, она человек — просто сострадание у неё есть не для всех. Речь в фестивальных кинофильмах сейчас идёт не только лишь о замене общественно-политических ориентиров либо о утрате ценностей, а о том, что наша жизнь не имеет расценки, поскольку она больше не составит особого труда.

 

filmpro.ru

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>